Прогулки по тонкому льду.

© Анна Калина 2017.

Глава 1

 

-Мэса, а вы уверенны, что это хорошая идея?- уточнил у меня Пэлпроп взбираясь на стремянку.

-Конечно.- кивнула я, перебирая рулоны ватмана.- Здесь и освещение хорошее и стена ровная. Начнем отсюда.

И я ткнула рукояткой трости уточняя место, с которого следует начать. Пэлпроп вздохнул и принялся прикреплять кнопкой первый лист с детскими рисунками. Стоящая рядом учительница начальных классов Клея Харди продолжала нервно вертеть головой, постоянно вздрагивая, стоило расслышать малейший шорох в коридоре. Я ощущала себя предводителем воров-неудачников. Честное слово, детский сад какой-то.

-А мэтр-директор точно одобрил эту идею?- уточнила у меня Клея.

-Конечно.- не моргнув глазом сорвала я, расправляя нижний край стенгазеты и пришпиливая ее к стене кнопкой.

Легран естественно выслушал моё предложение, покивал и…….отказал. Как и в сотне других случаях до этого. С какой бы идеей я не заявилась к мэтру, он всегда отвечал одинаково зло и емко - «нет». Для мэтра-директора существовало только два мнения, его и не верное. Любые предложения и идеи отметались тут же. Наше с мэтром «идейное» противостояние началось с первого моего рабочего дня и только нарастало, в процессе сотрудничества. Начальство отметало все мои затеи, а я искала лазейку для их воплощения.

Я оценивающе глянула на первый лист с детскими рисунками, из которых мы с мэсой Харди решили сделать выставку на тему «Мой первый месяц в Эргейл» для первоклашек. Дети съехались на учебу со всех уголков империи, их разлучили с родными, они скучали и тосковали. И я решила, что подобная акция немного взбодрит малышей. Мэтр Легран назвал эту идею «балаган» и решительно запретил. Так что в данный момент я злостно нарушаю устав школы. И делаю это с удовольствием и злорадством.

Пэлпроп, возившийся с листами икнул, Клея охнула и принялась пятиться. Суя по тому как эти двое спешно мимикрировали под элементы декора, и сливались с окружающим «ландшафтом» неприятности уже приближались. Я даже могла расслышать их уверенные шаги, разлетающиеся эхом по мрачным коридорам школы. А затылком явственно ощущала испепеляющий взгляд дымчато-серых глаз.

-Что это?- громыхнул над моей головой злой чуть хрипловатый голос.

-Стенгазета с работами начальных классов.- разворачиваясь, сообщила я.

Пелпроп распластался на стене, прижимая к ней очередной лист ватмана и старался ни чем не выдать своего присутствия, надеясь сойти за еще одну «каляку – маляку». Клея бледнела лицом, и пряча за спину детские рисунки медленно отступала под сень стоящей рядом колонны.

-Что вы себе позволяете?- вежливо прорычали надо мной.

-Позволяю выполнить требование министерства.- пряча сарказм за учтивостью, произнесла я.- Ведь за этим меня сюда и направили.

Легкий реверанс и склоненная голова позволили скрыть скользнувшую по губам усмешку. Клея за моей спиной тихонько охнула. Судя по шуршанию бумаги, Пэлпроп решил отступать ползком, и начал это делать по стене. Одна я стояла в эпицентре урагана имени «мэтр Дайен Легран», и злорадно усмехалась. Он и вправду верил, что я буду плясать под его дудку?

Легран продолжал испепелять взором рисунки, словно там изображены не детские забавы, а пошлые картинки из арсенала опытного извращенца. Со стен на мэтра с улыбкой взирали портреты учителей, резко отличавшиеся от оригиналов, но так старательно раскрашенные детской рукой. У меня вот например волосы были оранжевые, а не золотистые как в жизни (ну потеряли желтый карандаш, с кем не бывает), но корявая надпись « Мэса Лиарель Ноарис» отметала любые сомнения. Даже трость мою нарисовали и очки, с синими стеклами, которые я люблю надевать в солнечный день, и цепочку хронометра, с которым я не расстаюсь. Умнички, цыплятки мои внимательные.

Мэтр талантов первоклашек не оценил, продолжая с ненавистью взирать на изображения того как мы с детишками ходили за гербарием, как нашли в лесу грибы и ежа. Да-да, то чудище с оскаленной пастью и жуткими шипами на спине и есть ежик. Люси сама призналась что рисовать ежа не умеет. Ну и что? Мы просто подписали что это ежик. И грибочки подписали, что бы их с деревьями не путали. Можно подумать Легран родился уже с дипломом художественной Академии!

-В мой кабинет, живо!!!- рявкнуло начальство переведя взгляд на Пэлпропа, отчаянно маскировавшегося под фреску.

Я тоже глянула на рабочего. Еще немного рвения и его придется отскребать вместе со штукатуркой. Легран развернулся так резко, что меня едва не опрокинуло порывом сквозняка. Вздохнула и передав Клее «букет» из листов ватмана, я поковыляла следом за мэтром. Грохот его шагов распугивал детей и учителей, появлявшихся в коридорах. Мой невнятный топот и щелчок, ударяющейся о паркет трости, терялись в этом грохоте, как и моя тщедушная фигура на фоне высоченного и злющего директора. Я то и дело ловила на себе сочувствующие взгляды притаившихся в углах школьников. Ничего, я крепкая. Не смотрите что такая хилая на вид, внешность обманчива.

Легран влетел в кабинет первым, и только знание манер мэтра спасло меня от получения на лбу милой лиловой шишки. Я вовремя выставила руку перед собой, не дав двери залепить мне по лбу. Меня смело створкой, потом вернуло обратно, увы те жалкие килограммы что я сумела нарастить на скелете, были не страшны мощной дверной пружине. В кабинет я вошла со второго раза, натужно пыхтя и открывая треклятую дверь.

Сидящая в коридоре секретарша осенила меня защитным знаком и ободряюще помахала в след. Врешь, меня так просто не возьмешь!!! Хотя мэтр очень даже мечтал взять. За горло. И душить, душить, душить. Но на моей стороне был закон и уголовный кодекс, и они обещали мэтру жизнь недолгую, а смерть позорную в случае воплощения его желаний в жизнь.

Меня мэтр невзлюбил с первого дня. Просто Легран умудрился выжить седьмого зама за год, и высшее руководство пришло к выводу, что следующего они назначат сами. Вот так мы с мэтром и стали работать вместе в атмосфере взаимной и нарастающей ненависти. Но у меня есть козырь, уволить меня могут только в министерстве, а Леграну остается метаться по кабинету в бессильной злобе, грызть подоконники и рисовать в мечтах картины моей случайной смерти. Были еще попытки от меня откупиться, запугать, доконать. Но я осталась на посту и уходить с него не собиралась.

В нашем обществе женщине не так-то и легко пробиться от простого учителя до зама директора. Посылая свою кандидатуру на конкурс я руководствовалась волшебным принципом «а вдруг?». Судя по всему в министерстве тоже руководствовались девизом «На безрыбье и учитель музыки в хозяйстве пригодится». Подозреваю, что кандидатуры на работу с Леграном больше не было и я победила, заняв призовое место в бесстрашной схватке с самой собой.

-Я вас убью!!!- рычало начальство, пробираясь за стол к своему креслу.- Ноарис, я ни о чем так не мечтал, как о вашем убийстве!

Я тоже решила присесть на стульчик, скромно сложив руки на коленях.

-Вас повесят.- спокойно напомнила я, расправляя складки платья.

-Зато исполниться мечта всей моей жизни, и я умру счастливым! –откидываясь на спинку кресла вздохнуло начальство.- Вот чем я небо прогневил, что меня вами наказали?

-Но что я такого страшного сделала?- не выдержала я, негодующе глядя на начальство.

-То есть превращение школьного холла в балаган, это «НИЧЕГО»?- пророкотал мэтр взглядом разбирая меня на запчасти.

-Это не балаган, это выставка детских работ.- настойчиво и непреклонно мотала я нервы мэтру.

-Моя школа не ясли!!!

От рева Леграна зазвенели стекла и что-то грохнуло в коридоре. Надеюсь это не мэса Никс опять в обмороке валяется? Мы с Леграном уже устали ее откачивать после каждого нашего с ним скандала. А скандалим мы постоянно, а потом я спешно ретируюсь в свой кабинет, а мэтр еще долго костерит меня, стоя в коридоре. Я прислушалась, в коридоре что-то зашуршало, заохало и заскрипело. Ну и славно, сама очухалась.

-Начнем с того что школа не ваша, а государственная.- решила огрызнуться я.

На меня посмотрели. Выразительно. Выразиться словесно мэтру мешало какое-никакое воспитание, но взгляд выражал всю гамму непередаваемых ко мне эмоций. Если бы взглядом воспламеняли, то я бы уже полыхала синим пламенем каждый раз, как мы с начальством встречались. Я улыбнулась. Тоже выразительно. Мэтра перекосило.

-Газету снять, дыры в стене затереть, вам выговор, Пэлпропу и Харди занесение в личное дело.- рявкнул Легран и спрятался от меня за мятой бульварной газетенкой.- Вы свободны, мэса.

Я естественно даже не думала уходить, удобно откинувшись на спинку стула. Легран злобно шуршал газетой, тикал маятник хронометра, висящего на стене. За окном гудел и пыхтел город, оглашая мир ревом моторов, звоном трамваев и свистом регулировщиков, с утра до ночи столбами торчащих на перекрестках. Я откровенно заскучала, но уходить даже и не собиралась. Со временем подобная манера общения стала для нас с мэтром привычной. Он никак не мог остановиться, а я уже никак не реагировала, и мы, огрызаясь и поплевывая на спину друг другу продолжали тянуть школу Эргейл по пути совершенствования.

-Ноарис, я понимаю, сейчас мода на забастовки.- вздохнул начальник, выныривая из-за заметки про падеж ската в провинции.- Но я не парламент. Меня измором не взять.

И улыбнулся. Мда……Все волки империи в едином порыве издохли от зависти, завидев этот оскал. Интересно, мэтр его долго репетировал? Вон, даже зеркало в кабинете стоит, видимо, для таких целей его сюда и тащили обливаясь потом рабочие. Это же не часть мебели, это же жуть какая-то в позолоченной раме. Так и встает пред мысленным взором образ директора, красующимся перед зеркальной гладью.

То так станет, то этак, то ножку отставит, то грудь выпятит. И все с такой физиономией, словно только что выпотрошил человека, а останки расчленил и зарыл в горшках цветочных, что на окне притаились. Вон как в них герань буяет, пугая визитеров и габаритами соцветий, и их противоестественным окрасом. Одной ей здесь хорошо, а вот всем остальным плохо. Мэтр-директор всем находил что сказать, за что наорать, в чем обвинить.

-Вам не нравиться ничего из мною предложенного.- начиная закипать, рявкнула я.- Ни новая метода преподавания для младших классов. Ни идея драм кружка, ни тематические праздники. Дети проводят здесь большую часть времени. Им должно быть здесь интересно.

- Они сюда за знаниями, а не за весельем едут.- гаркнул Легран.- Все Ноарис, скройтесь. Идите, сдирайте со стены плоды неокрепшей детской фантазии. А я от вас устал…….

Осталась сидеть. Мэтр-директор со вздохом подпер кулаком щеку и тоскливо уставился на меня. Я улыбнулась. Леграна перекосило. Мы еще помолчали.

-Я просто пытаюсь улучшить работу школы.- сдержанно начала я.- Внести новизну………

-Благодарю.- рявкнули мне в лицо.- Новизны и вокруг хватает. Умоляю вас мэса, соизвольте выйти вон, и заняться своим прямым делом. –поразмыслив, начальство сжалилось.- Если вас так тянет на наскальную живопись, то можете на калякать объявление для учеников.

-Объявление?- я удивленно вздернула бровь.

-Да, - фыркнуло начальство.- с сегодняшнего дня и на неопределенный срок на территории школы вводиться комендантский час. После захода солнца все должны находиться в общежитии.

-А в чем причина такой строгости?

Легран молча развернул ко мне страницу, терзаемой им газетенки. Фу. Как Легран это читает? На желтых страницах дешевенького издания с мерзким шрифтом красовалось повествование о серии жутких смертей в трущобах Мэлкарса.

Эксперты терялись в догадках, что за зверь завелся в здешних местах и почему его жертвами становятся молоденькие девушки. Что заставляло несчастных девиц шататься по улицам после захода солнца, и почему они не бежали, увидев дикое животное. И что занесло в город дикого зверя? Одни утверждали, что это «элементарный» волк-людоед (да, вот так просто бегает по городу и жрет людей), другие видели здесь почерк безумца, возомнившего себя зверем. Третьи искали признаки ритуального убийства, и даже (о БОГИ!) почерк оборотня. Я брезгливо отодвинула от себя страничку с бредом. Если я ранее считала Леграна язвой, но умной, то после увиденного, в уме и вменяемости мэтра я очень сомневаюсь. По губам моим скользнула насмешливая улыбка.

-Что вас так развеселило, мэса?- раздраженно уточнило начальство.- Вас веселят смерти невинных девиц?

- Меня веселят подобные предположения.- усмехнулась я.- Я понимаю зверь или человек поврежденный умом. Но оборотень! Это же до какого состояния упился редактор этой желтой мерзости, что пропустил на первую полосу подобный бред.

-Да, согласен, газетенка так себе.- вздохнул мэтр, притягивая издание к себе за мятый край.- Но «уважаемые» газеты, заняты воспеванием реформ и титанической работы парламента. А до бед простых смертных им и дела нет. А люди гибнут мэса. Убито уже три девушки, но ни одна «уважаемая» газета, об этом не сообщила.

-Это скорее всего зверь. Но домашняя тварь. Пес скорее всего. Где взяться волку в городе? -пожала я плечами, и ткнула пальцем в картинку, изображающую жертву преступления.

Да на услуги фотохудожника издание средств не имело, от того обратилось к услугам мастера карандашей и гуаши, который разошелся во всю силу, отрабатывая свой копеечный гонорар. На картинке было изображено тело юной девицы, с разметавшимися по земле волосами и взором устремленным в небо. Все кроме лица девицы было одной сплошной кровавой раной. На мой взгляд очевидно, что человек при всем желании и даже с очень большими психическими проблемами сделать такое не мог.

-Согласен.- кивнул мэтр, холодно глядя на картинку.- Это скорее всего животное. Жестокое и подлое. – со странной интонацией произнес Легран.- Уверен его вскоре поймают, но мой вам совет, воздержитесь от своих вечерних брожений по парку, хотя бы на время.

-Не ждала что вы станете волноваться за меня?- притворно-плаксиво произнесла я.- Я тронута.

-Что вы, мэса, о вас я не волнуюсь. – пожал плечами мэтр.- Но мне искренне жаль ту тварь, что заработает несварение отведав вашей крови. И детей расстроят ваши кишки намотанные на куст сирени в парке. Про мэсу Пэлпроп я вообще молчу. Она обожает эти кусты……

-М….в газете сказано, что страдают юные девицы.- напомнила я Леграну.- Оба эти понятия ко мне не применимы.

-Может оказаться, что этот некто плохо видит.- равнодушно отозвалось начальство.

-Какая трогательная забота о моей персоне.- протянула я.

-Еще бы, ваша смерть принесет больше проблем чем облегчения. Иначе я бы сам вас давно придушил.- рыкнуло начальство.

Как мило.

-Так что хотите принести пользу, распространите мой указ среди учащихся.- снова окапываясь в страницах газетенки, отозвалось начальство.- Все, Ноарис. Я от вас устал.

И мне указали на дверь. Я с трудом сдержала порыв устроить скандал. Или треснуть мэтра по темечку тростью, а потом долго добивать бездыханное тело, отводя душу за все что Легран высказывал мне день за днем. Но не буду. Во-первых, лень, а во-вторых я понятия не имею где прятать труп.

И потому, задушив свою грозно рычащую гордость, я гордо удалилась прочь из этого склада металлических изделий. Жуткое место, всюду ножи, арбалеты, сабли. Даже рыцарские доспехи угрожающе высились за спиной Леграна, словно столетняя жестянка, прикрывала мэтра с тыла. Жуткий кабинет и хозяин у него такой же. Хмурый и холодный, как небо в ноябре. Черные волосы, пронзительные и холодные глаза, резкие, лишенные привлекательности черты. И одежду директор выбирал пасмурно-похоронных оттенков. За то время, что я его знаю, белой на мэтре была только рубашка, да и то по праздникам.

Нервы требовали немедленного успокоения, и я поспешила их утешить коротенькой прогулкой в парке. Настроение у меня было такое, что попадись мне сейчас кто-то и я точно придушила бы его голыми руками. В парке меня медленно отпускало, после третьего «забега» по главной аллее, настроение можно было назвать даже хорошим. Видит небо, если после каждого скандала с Леграном я буду успокаиваться наматывая круги вокруг школы, то вскоре вокруг главного корпуса можно будет организовать ров с водой и запустить в него рыбок. Хотя, закончу здесь и меня можно будет спокойно сдавать в аренду за неплохую плату в близлежащие школы и частные владения. А что? Мне успокоение, нанимателю оригинальное ландшафтное решение. Я же не только кругами ходить могу, но и по синусоиде, и зигзагами. Как говориться, любой каприз за деньги заказчика. И все это благодаря нашему нелюбезному мэтру Леграну.

День был радостным и теплым, пахло опавшей листвой и цветущими на клумбе хризантемами. Ветерок приносил издали писк воробьев и шум уносящихся вдаль паровозов. Их гудки разливались над лоскутным одеялом полей, а клубы белого пара сливались с угнездившимися облаками на небосводе.

А за оградой шумел и пыхтел город, чьё безумие прятала от учеников изгородь из аккуратно подстриженных туй. Вот процокала по камням мостовой двуколка, запряженная стройной кобылкой. Вот со свистом и дребезжанием пролетел пароцикл, подпрыгивая на каждом камешке, и звеня как старая консервная банка. На прощание он еще и громыхнул выхлопом, оставив пешеходов задыхаться в облаке черного дыма. По небу ползали дирижабли, заслоняя солнце, и отбрасывая на город огромные тени, похожие на причудливых рыб.

Какой контраст. Там сумасшедший дом, а в парке Эргейл тишь и благодать. Осень во всю резвилась среди природы, словно шаловливое дитя с палитрой красок. То здесь, то там разбрызгивая яркие пятна по листьям и траве. Покачивались березки в золотистом кружеве, степенно глядели на меня дубы, пятнистые, словно на них плеснули краской, величественно шелестели багряной листвой клены. Только ели остались верны своему стилю, и все так же нагло зеленели, то здесь, то там выныривая из охристых зарослей. Удивительный, благородный, романтично – мечтательный мир янтарных и багряных цветов. Так и хочется сорваться на бег, и шурша листьями, бежать по парку навстречу радости и веселью. Но увы, бегать мне не дано. Я и хожу то с большим трудом.

Трость звонко стучала по камням аллеи, вторя моим шагам. Башмак нещадно натирал ногу, кость ныла как гнилой зуб, но я усиленно игнорировала этот саботаж прогулки. На пути к хорошему настроению, я игнорирую любые преграды, так как свято верю, что настроение мы создаем себе сами. Ветер обдувал лицо, но его дыхание было все таким же теплым, несмотря на то, что на дворе правил пестрый октябрь.

Резвились воробьи, ныряя в высокие горы из листьев, которые наш вездесущий привратник Пелпроп, бережно нагреб по парку сотни три не меньше. Шуршание метлы, все еще слышалось с заднего двора школы, значит сооружение лиственных «курганов» еще не завершено. Бедняга, хорошо хоть в стену не врос при Легране. Пелпроп бодро вырулил из-за поворота, и забросив мешок на плечо, цокая подковами на сапогах, направился к очередной куче листьев. Проказник-ветер всячески пытался в этом ему помешать, подхватывая листья, расшвыривал их по лужайке, порывами заставлял слетать их с деревьев. Процесс был с родни чистки снега в снегопад, столь же изматывающий и бессмысленный.

Звонкий лай разогнал сонную атмосферу, заблудился в древесных стволах и потонул в скрежете граблей по траве. Бублик захлебываясь слюнями и лаем мчался в мою сторону по лужайке, вздымая клубы листьев на своем пути, словно ледокол, вспарывающий арктические льды. Песик заложил сложный вираж, и на всех порах протаранил лиственный сугроб, бережно сооруженный Пелпропом. Напакостил и все так же с жутким топотом помчался ко мне, а в след негоднику несся полный негодования вопль рабочего. Стремительный побег маленького мерзавца, завершился в моих распахнутых объятиях, которые я радушно раскрыла, присев для удобства пса. Мой маленький обожатель, мой галантный кавалер.

Бублик ткнулся мне в щеку влажным носом и повизгивая, принялся вертеться в руках, желая лизнуть меня. Я была против, от того пса развернула спиной к себе, и удерживая под гладкий животик, принялась чесать за ухом. Бублик млел, дергал лапками и всячески старался показать свое удовольствие от процесса. На удивление миролюбивый бульдог сторожил просторы Эргейл. Телосложением Бублик напоминает скорее пуфик на гнутых ножках, но имя свое получил благодаря туго скрученному на попке хвостику.

За то недолгое время, что я успела проработать в Эргейл, Бублик проникся ко мне такой нежностью и любовью, что бросался в объятия при первой же возможности, и по любому поводу. Далее к «работе над рвом» мы вернулись уже с Бубликом. Я пообещала себе еще один кружок для закрепления эффекта, бульдог просто был счастлив, что его взяли с собой.

Так мы с Бубликом и кружили по парку, пока я не глянула на окна школьной лаборатории. Или мне показалось, или там мелькнула вспышка? И дымок какой-то странный сочиться через раму……..Пришлось оставить Бублика в компании блох, которых он нещадно преследовал, и отправиться проверить что твориться в подсобке хим кабинета. Спустя четверть часа и два поворота коридоров, я уже стояла перед двустворчатой дверью и тревожно принюхивалась. Пахло странно.

Я осторожно просунула голову в задымленный кабинет, огляделась по сторонам, силясь различить хоть что-то в белесом мареве.

-Мэтр Закери?- осторожно позвала я.- У вас все нормально?

В тишине мне послышался слабый стон. Или не послышался? Нет, опять кто-то стонет. Я проскользнула в кабинет, и спотыкаясь, двинулась на ощупь в подсобку. Закери нашелся лежащим на полу без сознания. Рядом валялась разбитая мензурка в липкой луже вылившегося из нее вещества. Я потеребила учителя за плечо, перевернула на спину, пытаясь определить чем я могу помочь пострадавшему. Лицо Закери являло собой кровавое месиво, с облезшей кожей и вздувшимися пузырями. Несложные логические заключения привели меня к выводу, что мэтр проводил какой-то опыт. Ненормальный, лучше бы сразу выпил кислоты и не мучился. Честно, лучше смерть, чем на ковер к Леграну, и мучений будет меньше.

Итак, призываем на помощь спокойствие и житейский опыт. И что он нам говорит? То что оставлять мэтра в задымленной кладовке нельзя, я поняла сразу. Потому принялась буксировать бесчувственное тело к выходу. Голова кружилась то ли от вдыхаемого газа, то ли от натуги, с этим я еще не разобралась. Кряхтя и сопя как старый бобер с бревном я упорно пятилась к двери.

-Помогите!!!- в перерывах выкрикивала я и снова бралась за дело.

На столе что-то треснуло. Я недоверчиво глянула туда. Ничего? Ничего. Не останавливаемся и продолжаем эвакуацию. Закери застонал, я кряхтела, на столе со звоном лопнула пробирка. И вот тут я поняла, что пришел нам с мэтром неожиданный и очень зажигательный конец. Стол вспыхнул. С хрустом начали лопаться мензурки и колбы, брызгая осколками во все стороны. Пламя шипело и стремительно меняло цвет с оранжевого на алое. Прежде чем я успела выбежать прочь, прогрохотал первый взрыв.

Меня впечатало в стену с такой силой, что я искренне удивилась как не выскочила с другой стороны в коридор. Опрокинулся шкаф с книгами, отрезая подступы к двери. Рухнула сорванная с петель дверь, обвалились полки, со звоном вылетели стекла. А я забившись в угол каморки, молила небо о быстрой и не мучительной смерти, потому как на моих глазах воспламенялся и гудел тот самый газ, которым заполнилась комната.

Воздух стал зловонным, и каждый вдох давался с трудом. Я зажимала нос и рот ладонью, задыхаясь в этом смраде, горло сжимало, голова кружилась. Несчастный Закери был объят пламенем, но попытавшись доползти до него, я поняла что ноги зажаты разрушенной мебелью. Оставалось просто ждать, когда все закончиться.

Едкий дым просачивался в легкие с каждым вздохом, сжимал горло, воруя крупицы сознания, с которыми я упрямо отказывалась расставаться. Тело слабело, из горла вырывались уже не стоны, а всхлипы, жизнь струйкой вытекала из меня, капля за каплей, как вода из треснувшего сосуда. А стена огня все росла и росла, заслоняя от меня несчастного мэтра Закери, комнату, белый свет. А потом я провалилась во тьму, где не осталось места ни страху, ни боли. Только легкость и пустота.

Я кружилась по спирали, проваливаясь в этот мрак, словно в бесконечные темные воды океана. А там, в недрах этого мрака разгоралась едва заметная искорка. Она ширилась, и увеличивалась, словно притягивая к себе мою висящую в пустоте фигуру. Свет тянул ко мне теплые лучи, просачивался в душу, рождая покой и радость, напрочь выветривая все плохое что я успела накопить за прожитые годы.

А потом этот же свет стал литься из меня, прорываясь протуберанцами из пальцев рук, из солнечного сплетения, из глаз, а после волной хлынул наружу, заставляя тело выгибаться дугой. И я парила в ослепительном свете, сама становясь его источником, впитывая радость и счастье и не задумываясь даря их вокруг. А в душе росло чувство полета, счастья, словно спустя долгие годы я нашла то, что так давно искала. Но этот светящийся мир стал угасать, сжиматься, отдаляясь от меня все дальше и дальше. А я понеслась вверх по спирали с чувством непереносимой тоски и разочарования.

-Мэса Ноарис. Лиарель.- донесся до меня голос доктора Флинна.

Костлявые пальцы коснулись руки, видимо проверяя ее на наличие пульса. Потом меня потрясли за плечо, и наконец невыносимая вонь заставила открыть глаза. Доктор улыбнулся и убрал от моего лица флакон с нюхательной солью. Я лежала в школьном лазарете, вытянувшись на узкой кушетке. У стены, стоял хмурый Легран. Честно, у мэтра был такой вид, словно он на минутку забежал в лазарет, проверить мое состояние, а свою накидку с капюшоном и косу, оставил в коридоре. Вдруг пригодиться.

Увы, радости мэтру я не доставила. Выжила. Кстати, а с каких пор у мэтра так отросли волосы? Я подслеповато прищурилась, пытаясь разглядеть начальство. Так и есть, пряди ранее достигавшие мэтру едва ли до ушей, теперь струились по плечам. А еще странная дымка, что окутывала долговязую фигуру мэтра. Как туман или дым…….Странно, очень странно. Доктор Флинн протянул руку и щелкнув пальцами у самого моего носа, заставил-таки оторвать взгляд от мэтра – директора.

-Как самочувствие?- уточнил доктор.

-Голова кружиться.- тихо призналась я, поднимаясь на койке.

-Это нормально, мэса. Удивительно вообще-то что вы выжили.- заставляя меня лечь, произнес доктор.- Такой взрыв!! Вам несказанно повезло, обломки шкафа защитили вас от ударной волны и огня. Должен сказать вы родились в рубашке. Я и не надеялся вас откачать, после такой дозы угарного газа.

-Что?- я растерянно глянула на доктора.

-Могу поздравить вас со вторым днем рождения.- улыбнулся доктор.- Когда мы вас нашли, то думали что из обломков достаем труп. Вы не дышали, мэса.

-С возвращением в мир живых, Ноарис.- холодно отозвался Легран.

-Да, несколько минут вы были мертвы, сударыня.- вздохнул доктор, считая мой пульс.

Мда. Вот и не верь во сны, что мы видим. А интересно то что я видела, это были галлюцинации умирающего мозга или реальность?

-Где мэтр Закери?- растерянно спросила я.

-То что осталось от мэтра Закери уже упаковали и готовят к отправке ближайшим родственникам.- любезно сообщило мне начальство.- Он вашей везучестью не отличался.

-Какой кошмар.- прикрывая лицо ладонью, простонала я.- Бедный мэтр.

-Безответственный идиот, позволявший себе экспериментировать на территории школы.- фыркнул Легран.- Диссертацию он писал………..осел.

-Вас не очень то огорчила смерть коллеги.- язвительно отозвалась я.

-Меня бы куда больше огорчило отдавать рыдающим родителям недоукомплектованные органами тела детей, если бы взрыв случился на уроке.- копируя мой тон, окрысился директор.

-Ну да.- отстраненно протянула я.- Для вас кончина любого преподавателя сопряжена с разного рода проблемами.

-Нет, сударыня.- прошипел Легран.- Ваша кончина меня очень порадует………..

-Вы говорили другое.

-Я передумал.- рявкнул Легран и удалился, хлопнув дверью.

Флинн все это время звеневший флаконами на столе, обернулся ко мне со шприцем в руке.

-Зря вы так, мэса. Из завалов вас Легран и отрыл. Без него, мы бы даже не догадались где искать. И откачивать вас начал именно он.

- Наверное хотел первым убедиться в моей кончине. –вздохнула я, потирая ушиб на лбу.- И если что, добить, а вы помешали.

- Как малые дети ей-богу.- покачал головой мужчина. -Итак, мэса, оголяйтесь.- игриво добавил доктор, демонстрируя мне шприц с инъекцией.

Я со стоном перевернулась на живот и даже еще немножко простонала, сладострастно покусывая подушку, пока доктор дырявил мои тылы. Наконец таки мою побитую жизнью и обстоятельствами тушку оставили в покое. Успокоительное заботливо вколотое в противоположную от головы часть тела медленно расползалось в крови, обещая покой и умиротворение.

 

Глава 2

 

Последующие два дня я почти все время спала, изредка делая перерывы на еду и болезненный укол от доктора в многострадальные тылы, которые за этот период напоминали минное поле. Для каждого нового укола место катастрофически сокращалось, а я с ужасом представляла свои «трудовые будни» которые по большей части провожу в сидячем положении. Помимо тылов ныли все ушибы и ссадины, ломило кости, а при попытке подняться, голова кружилась так, словно окружающий мир бросался в пляс, празднуя моё удивительное спасение. На столике у кровати росла пирамида из гостинцев и детских рисунков, а Флинн время от времени разгонял толпу детишек из-под окон лазарета. Мне хватало сил только вяло улыбнуться кому-то и помахать.

Все тело ныло как гнилой зуб, нога чьи прямые обязанности по отравлению моей жизни были вероломно захвачены, стала болеть втрое больше. Так, что бы никто не забывал кто тут главный. Суставы ломило как при сильном жаре, но в десятый раз засунутый под мышку термометр упрямо показывал нормальную для живого человека температуру тела.

Доктор, которому я описала симптомы, списал все на стресс и отравление газом, и выгрузив на тумбочку груду таблеток, посоветовал побольше отдыхать. Это я и делала, прерываясь на еду. Есть к стати хотелось дико, и я на радость врачу поглощала двойные порции обеда, с ужасом думая о том, как буду втискиваться в платье.

На пятые сутки я сумела выйти из режима «мишка в спячке», и обнаружила себя отдохнувшей, свежей и полной сил. А еще то что, на дворе судя по всему глухая ночь. Итак, мне предстояло снова лечь спать. Но сон не шел. Даже не начинал идти, и судя по всему проложил свой маршрут в который школа Эргейл не входила. Я честно ждала этого неторопливого визитера, но спустя два часа все так же таращилась в окно, откуда на меня таращилась непроглядная ночная тьма. Я перевернулась на другой бок, скрипя пружинами панцирной кровати. Смена положения тела никак не улучшила тот факт, что мне не только не спиться, но еще и очень хочется пить. Доковыляв до умывальника, я поправ воспитание, напрямую присосалась к крану, отметя мысль о стакане. Долго, мало, не эффективно. Едва не захлебнувшись от напора, но утолив жажду, я принялась долго и со вкусом умываться.

Устав искать пятый угол в комнате, и без толку жонглировать колючим лазаретным одеялом, я решилась на побег. Точнее на прогулку, желая успокоить ноющую ногу и проветрить затуманенную голову. Спустя пару минут я уже брела по парковой дорожке, кутаясь в пальто и шурша опавшими листьями под ногами. Ветер подхватывал их, катал по траве, собирал в маленькие смерчи, и развеивал, унося в небо. Уже было не так тепло как в сентябре, воздух был ароматным и влажным, над землей поднималась легкая дымка первых осенних туманов. А облака неторопливо ползли по небу, то пряча толстушку-луну за своими ошметками, то оголяя ее для лучшего обзора.

За спиной что-то где-то хрустнуло. Я замерла на дорожке, и оглядевшись, постаралась унять свою мечущуюся в истерике панику. Мало что где и чем может хрустеть. Ежик веточкой, Бублик косточкой………моя буйная и порою слегка неадекватная фантазия любезно предоставила картинки из газеты, мягко намекая кто и главное КЕМ может хрустеть во мраке ночи. И мне сразу так спать захотелось. Там в палате тепло, хорошо, двери крепкие, окна маленькие, стены толстые. Да, срочно спать. Спать, спать, спать………со светом.

И я гордо засеменила обратно, проклиная свою тягу к прогулкам и неспособность развить нужную скорость для побега. А в кустах снова что-то хрустнуло, а потом зашуршало.

-Бу- бу- бублик?- с надеждой в писклявом голосе позвала я.- Хороший мой, не пугай меня, иди сюда.

Вот кто меня тянул за язык? Вот зачем я вообще рот открыла? Ведь сидел там кто-то под кустом, хрустел себе чем-то. Или кем-то. А теперь он зарычал и судя по шуршанию двинулся в мою сторону. Я тоже ускорила движение к заветным стенам лазарета. Но как говориться «не тут-то было». Перед мои ясные и увеличившиеся от страха очи вышла фигура, загородив путь к дальнейшему отступлению.

У фигуры в наличии было крупное телосложение, когти на мощных руках, и ярко светящиеся янтарные глаза. Моя логика прибывала в полнейшем ступоре и судорожно искала хоть какое-то объяснение увиденному. Объяснение находиться отказывалось, а паника объединившись с воображением во всех красках рисовали продолжение той жуткой, кровавой картинки что я видела. Кстати, у несчастной жертвы «неведомого убийцы» обозначились мои черты.

- Добрый вечер, вы к кому?- тоном классной дамы, решила уточнить я.

А что? Еще теплиться надежда, что это все плод моей фантазии, или некий оптический феномен, или……..не знаю, но молчать страшнее. А еще разговор позволял выиграть время и отвинтить навершие трости. На этом нехитром занятии я и сконцентрировалась со всей присущей мне старательностью.

Отойдя от шока, мой когтистый собеседник зарычал. Вот просто чудесно!!! Мне светящихся глаз было вполне достаточно!!! Что я с этим всем делать буду? Моя логика от греха подальше хлопнулась в обморок, не выдержав натиска фактов. Бразды правления взял страх. Как я умудрилась отпрыгнуть в момент нападения для меня осталось загадкой. Но очнулась я уже резво уползающая прочь по траве в сторону колючих зарослей шиповника.

-Помогите!!- жалобным писком умирающего котенка, позвала я.

Кого звала? Не знаю, но так хоть оставалась надежда на спасение. Рычание за спиной приближалось, но я этот факт игнорировала, активно ползя в сторону кустов на четвереньках. Юбка очень мешала, но желание жить очень активизировало. Увы, я на своих «четырех» передвигалась не так ловко как мой преследователь. Меня схватили за ногу и жестко дернули назад. Я огласила парк полным муки воплем, и нецензурным восклицанием. Моя нога!!! Конечность словно взорвалась от боли, в глазах потемнело, а в душе подняла голову ярость. Сволочь!!! Ну убиваешь, так убивай. Зачем же мучить? Страх был низвергнут с пьедестала в тот же миг.

-А ну пусти меня, сволочь не адекватная.- рявкнула злющая дама средних лет, и со всей силы шарахнула нахала тростью по косматому темечку.

Нападавший взвыл, повторяя мою недавно воспроизведенную арию, и потеряв бдительность, разжал когтистые пальцы. А я утроила свое стремление в колючие объятия шиповника. Окопаюсь там, и пускай бегает вокруг сколько влезет. А там и ограда, а под ней вчера Бублик подкоп сделал. Прорвусь……….Если жить захочешь и не в такую щель просочишься. Мои «поползновения» завершились нежданной встречей. Они молча взирали на меня утопая в пожухлой траве, в окружении опавших листьев. Тупоносые, вычищенные до зеркального блеска, с обитыми железом пятками. Сапоги. В сапогах к нежданной мною радости нашелся мэтр Легран. Видит небо я в своей жизни отцу так не радовалась как появлению мэтра.

-Ноарис, я же просил не шляться ночью в парке.- пророкотало начальство.

Да я в этот парк и носа больше не покажу. Только заберите меня отсюда, желательно живую и невредимую. А мэтр продолжая меня удивлять, с невозмутимым видом достал из-за спины саблю. Спокойно перешагнул свою потрясенную подчиненную и легким шагом пошел на сближение с «незваным гостем». Я попыталась подняться, но у мэтра видимо имелась не только сабля за спиной, но и глаза на затылке:

-Лежать, - холодно приказало начальство.

Далее мой здравый смысл принялся метаться в лабиринте сознания, пытаясь отыскать выход, изредка спотыкаясь о бездыханную логику. Дебри необъяснимых фактов сгущались вокруг, угрожая поглотить как здравый смысл, так и здравый рассудок вашей покорной слуги.

Для начала, очнулся и зарычал нападающий, принявшийся пятиться, глядя на Леграна светящимися глазами. Луна снова явила свой лик из-за обрывков облаков, и мой здравый смысл почил с миром. У нападающего были клыки, когти, и клочья косматой шерсти, покрывавшие все тело. Дальше больше. Мэтр Легран изобразил странное движение рукой и в его раскрытой ладони появились клубы сизого то ли дыма, то ли тумана, в которых я явственно разглядела вспышки крохотных молний.

-Ты пересек черту.- холодно сообщило начальство, косматому нарушителю границ.- Я даю шанс сдаться.

Нарушитель оскалился, зарычал и совершил манёвр, предвещающий Леграну скорую смерть от разрыва горла. Но манёвр был разгадан, а в бросившееся на мэтра чудище полетел тот самый «туман», принявший форму шара. В ночи раздался протяжный вой, запахло паленой шерстью, а неизвестный отлетел на каменную дорожку парка. Мой шок принял устрашающие масштабы, заставив замереть все в той же сидячей на траве позе. Легран и косматый некто стали кружить по дорожке, как два диких кота, перед тем как вцепиться в шкурки друг другу.

-Нужно вызвать патрульных!!!!- подала я голос, пытаясь подняться на ноги.

Логично же? Мне на тот момент логика была не доступна, так что о чем подумалось то и сказалось.

-Это лишнее!!!- отозвалось начальство.- Им нечего здесь делать.

Мэтр был само спокойствие, словно он не кружил по ночному парку с саблей в руке, а отчитывал меня в своем сумрачном кабинете. Я продолжала поражать себя и других дичайшей нелогичностью своих суждений.

-Но это же он!!! Тот самый из газеты!!!- вещала я все так же, сидя на траве и пытаясь выпутаться из пышных юбок.

-Бесспорно он самый.- усмехнулся Легран.

То что случилось потом, окончательно лишило меня сил подняться. «Зверь» зарычал и снова бросился на Леграна. Мэтр произвел неуловимы манёвр, рубанув на сей раз нападавшего саблей, а не шарахнув «дымом». Лезвие скользнуло по волосатой груди, брызнула кровь, раздался протяжный скулеж, словно где-то отдавили хвост собаке. Нападавший взвыл, падая на колени и запрокидывая голову. Мэтр с саблей оказался у несчастного за спиной, схватив того за косматую шевелюру.

Серебристой молнией взметнулась сабля, лезвие блеснуло в лунном свете и опустилось. Раздался чавкающий звук разрубленной плоти и обезглавленное тело рухнуло на каменную дорожку парка. Меня замутило. Желудок бережно собирал по своим закромам остатки скудного завтрака и спешно готовил его к эвакуации. Легран, все так же стоящий над бездыханным телом, отшвырнул отрезанную голову и та с тихим шуршанием покатилась по дорожке. А потом два элемента, которыми стало некогда единое тело вспыхнули синим пламенем, на глазах превращаясь в прах.

Я начала отползать, попутно отвинчивая рукоятку трости. Щелчок, и на волю выбралось тонкое, похожее на шило лезвие. Оно плясало и подпрыгивало в моих дрожащих руках, давая пускай и хилую надежду на самозащиту. Почему самозащиту? А потому что мэтр, потерявший интерес к останкам убиенного, двинулся в направлении меня, активно уползающей к шиповнику. Хотя если сопоставить все что я только что увидела, мне следует не сбавляя темпа и энтузиазма ползти по направлению к психиатрической лечебнице. Меня судя по всему там уже ждут и даже готовят отдельную палату с мягкими стенами и удобную рубашечку с длинными рукавами. Увы мое отползание, было вероломно прервано растущей в парке ивой.

-Итак мэса, что же вам не спалось-то?- приближаясь пророкотал мой директор.- Мммм, какой у вас чудный гвоздик. Отдайте, а то поранитесь.

Легран скептически оглядел мой недоклинок и одним движением вырвал его из ослабевших пальцев. Моё единение с ивой продолжалось, я вдавливала себя в шершавый ствол с таким напором, что вероятность того, что я сдвину или выкорчую это треклятое дерево, возрастала с каждой секундой.

-Ме-ме-мэтр.- донесся тихий голос из зарослей.- Вы здесь? Вы его поймали?

Голос Пэлпропа я узнала сразу. А вот увидеть самого носителя слегка вибрирующего тембра, оказалась не готовой. Начнем с того, что у Пэлпропа были рога. Не в смысле, что его супруга была женщиной ветреной и неразборчивой в связях. А в прямом смысле РОГА, торчащие из буйной медной шевелюры рабочего. И копыта были, которые звонко цокали по камням, пока этот индивид, несся к Легрнану с лопатой наперевес. Мой полный истеричных ноток смешок, отвлек собравшихся от продолжения беседы, и четко обозначил кто именно требует срочной госпитализации.

Пелпроп замер на месте и………фыркнул. Полностью копируя звуки возмущения любой уважающей себя лошадки. Легран, до этого просто меня разглядывающий, стал глядеть на меня пристальней и злее. А я снова отметила изменившуюся внешность мэтра. Черные пряди змеями спускались на плечи и ниже, сияние вокруг фигуры усилилось. Но левый мой глаз продолжал осторожно косить в сторону рогатого работника из лав обслуживающего персонала.

-А это уже интересно, мэса.- присаживаясь рядом со мной на корточки, усмехнулся Легран.

Мне интересно не было, мне было страшно и жутко. А еще плохо, о чем я и решила дать понять начальству, начав заваливаться в обморок. Спасительная тьма уже тянула ко мне свои чумазые лапки, но Легран, как всегда, все и всем испортил.

-Отставить.- заботливо рявкнули на меня.- В глаза смотреть!

И меня игнорируя сопротивление, схватили за подбородок, заставляя смотреть на мэтра.

-Что вы такого увидели Ноарис, что стали бледнее обычного?- допытывался у меня Легран.

-Бред.- охотно сообщила я скорее себе чем мэтру.

-Вот как.- с легкой усмешкой произнес Легран.

-Да, да. У меня же бред?- с надеждой заскулила я, хватая мэтра за отвороты пиджака.

Мэтр прорычал что-то негодующе-ругательное. Пэлпроп, все так же позирующий в обнимку с лопатой тихо ойкнул. Я же с детской надеждой во взоре, глядела на Леграна.

-Пойдемте, Лиарель.- вздохнул мэтр, хватая меня под мышки.- Поговорим в тепле.

-Я с вами никуда не пойду.- снова начиная «сдвигать» иву, пискнула я.

-Хорошо.- согласился Легран.- Поговорим в холоде. Как желаете. Все для вас.

И меня, заместителя директора, взрослую женщину с высшим образованием, взвалив на плечо понесли прочь из парка. Я запищала, и попыталась остановить это непотребство хватаясь за кусты, деревья и скамейки. Но Легран невозмутимо отлеплял меня от растительности и садовой мебели, и тащил дальше. Пэлпроп в компании рогов и лопаты, молчаливо уцокал прочь из парка. Я попыталась заорать, но вечно ударялась лицом о спину Леграна, от чего нужной тональности так и не достигла. А потом меня и вовсе с плеча сняли, и обняв под грудью и прижимая к груди мэтра понесли дальше, зажимая рот свободной рукой.

Меня донесли до лазарета, протащили по темному коридору и поставили перед дверью палаты, откуда я так неосмотрительно отправилась гулять. Вот, дома нужно сидеть, а не выгуливать ласые до приключений части тела по темным закоулкам, на радость всякой нечисти.

-А теперь давайте поговорим.- распахивая двери, произнес Легран.

Я послушно шагнула через порог, а потом не теряя времени, с силой рванула двери, наваливаясь на них всем своим скромным весом.

-Что за………- озадачились за дверью.

-Одну секундочку.- пискнула я, подпирая двери стулом.

-Ноарис, что это за выходки, откройте.- грозно прорычали из-за двери.

-Сейчас.- отозвалась я подтягивая к двери комод.

-Лиарель. Прекратите истерику, я ничего вам не сделаю.- угрожающе пророкотал за дверью Легран.

-Охотно верю.- прохрипела я, толкая к двери кровать.

Попутно я раздумывала, чем еще можно забаррикадировать вход в палату. Ручку двери несколько раз подергали, ругнулись, выражая сим коротким восклицанием свое ко мне отношение и мнение о моем умственном развитии. А мне то что? Я жизнь свою спасаю, и остатки рассудка, что еще не размазало о «сказочную» действительность школы Эргейл.

-Лиарель, я понимаю вы напуганы.- бубнил под дверью Легран.- Но клянусь вам, что вы в безопасности.

-Я и не смела сомневаться.- отозвалась я с подоконника, на который с трудом забралась.

Трясущимися пальцами я пыталась открыть шпингалет, удерживающий раму в закрытом состоянии. Шпингалет, зараза, открываться отказывался, Легран потихоньку утрачивал свою любезность, зверея под дверью.

-Или ты сейчас откроешь эту демонову дверь или я ее выломаю.- заявили мне.

И выломали дверь. А как же дать время подумать? Я вот честно задумалась над тем, что разбить окно тоже выход, но пока решала чем лучше ногой или рукой, Легран двинулся в наступление. Не мог подождать? Мэтр легко, как рысь, перемахнул через повалившийся на пол комод, протиснулся мимо сдвинутой койки и неторопливо двинулся ко мне. Я продолжала жаться к холодному стеклу и чисто машинально теребить злосчастный шпингалет.

-Оно не откроется.- с улыбкой сообщило мне начальство.- Слезайте Лиарель.

-Что с Флинном?- шепотом отозвалась я.

-Спит.- так же шепотом ответил Легран.- Так что заканчивайте шуметь, а то доктору завтра рано вставать.

-Вы его убили, признайтесь.- плаксиво заявилась я, все так же елозя ноющими тылами по стеклу.

-Ноарис, я сейчас вас убью. – холодно произнесло начальство.- И закопаю, и станцую на могилке. А Флинн под чарами и просто спит. Но я не могу усыпить всю школу, так что кончайте шуметь и слезайте.

И ко мне простерли руки, намекая что помогут слезть. Во мне теплился робкий лучик надежды, что мою фигуру на подоконнике заметят с улицы и придут спасать. Но потом я вспомнила кто там бегает во мраке, и знакомиться с возможным спасителем передумала. Легран с невозмутимостью парковой статуи помог мне слезть с подоконника, поставил на пол.

-Хотите получить ответы на вопросы, извольте сесть.- зло заявили мне и ткнули пальцем в сторону кровати.

  Пришлось покорно сесть на кровать. Сетка бережно баюкала сжавшуюся меня в углу, Легран продолжал стоять у окна, прожигая взглядом дыру в стене. Почему в стене? Потому как во мне, уже прожгли не дыру, а дырищу, так что путь к стене за моей спиной был полностью открыт.

-Рассказывайте.- холодно скомандовали мне.

-Что рассказывать?- хрипло и невнятно отозвалась я.

-Что за обряд вы провели? Какой твари что пообещали? - тоном опытного дознавателя продолжал Легран.- Я не знаю что вы там сотворить умудрились.

-У вас жар?- осторожно уточнила я.- Какой обряд? Вы о чем?

   Я ожидала холодного ответа. Я ожидала очередной пакостной ремарки. Но я не ожидала что меня схватят за плечи, и подняв с кровати до уровня своего лица продолжат испепелять взглядом. Честно сейчас мне стало еще страшнее чем в парке. Не ожидала я такой силищи от худощавого, похожего на жердь Леграна.

-Я о том, мэса Ноарис.- реву мэтра Леграна мог позавидовать любой олень в брачный период.- Что еще вчера вы были обычной женщиной отравлявшей мне жизнь, а сегодня от вас фонит магической силой, как от опытного мага-практика.

   Почему я еще прибывала в сознании я не знаю. По логике, я уже должна была хлопнуться в обморок в тот самый миг, когда увидела схватку Леграна и «зверя». Но нет, я продолжала упорно сохранять себя в себе, из чистого любопытства.

   Мне просто любопытно, это я схожу с ума или Легран? Исходя из последней фразы, мы с мэтром в случае госпитализации будем общаться, перестукиваясь через стенку. А на прогулках во дворике лечебницы, обсуждать цвет выпитых за завтраком пилюль.

-Что, простите?- на большее я увы не была способна.

  Легран, похоже, растерялся, с подозрением изучая мои честные и полные недоумения глаза. Я продолжала смотреть на мэтра, болтая ногами в воздухе, и судорожно соображала будут ли меня вообще выпускать из палаты, или прогуливаться я буду исключительно вокруг ночного горшка? Половину дня по часовой стрелке и половину дня против часовой с перерывами на обед и сон. Что же, ходить я люблю, так что перспективы у меня самые «радужные».

-Ноарис, вы проводили какой- небудь магический обряд?- осторожно уточнил Легран.

   Я отчетливо помню что однажды, в пылу гнева, плюнула на дверь кабинета начальства, пожелав тому скончаться в муках от коросты. Но я не была уверенна, что это именно то что интересует Леграна. Я отрицательно покачала головой.

-Вам были явления странных существ? Видения? Вы слышали навязчивые голоса?- продолжал допрос мой директор.

-А вы?- не удержалась от вопроса я.- Судя по всему вы знаете о чем говорите.

-Вы издеваетесь?

-Я?- до меня все же добралась задержавшаяся где-то истерика.- Я издеваюсь? Меня чуть не убили, на моих глазах происходили вещи которые не поддаются никаким объяснениям. У Пэлпропа рога!!!!! А вы орете не переставая, словно я повинна в государственной измене!!

   Все, свершилось, волны истерики накатывали одна за одной, меня начинало трясти, а из глаз брызнули слезы. Вися в руках своего невменяемого начальства я горько оплакивала свой утраченный рассудок, поломанную жизнь и проклинала тягу к прогулкам. Меня безутешную и вдрызг расклеившуюся усадили на кровать и осторожно присели рядом. Протянули носовой платок. Чистый. Я уже начала подвывать от рыданий, но платок взяла. Мстительно в него высморкалась, и вернула владельцу. Странно, меня не только не обругали, но даже протянули стакан с водой.

-Успокоилась?- менее агрессивно уточнил Легран, пока я похрюкивая от слез, давилась водой.

-Что здесь происходит?- осторожно шепнула я.- И что случилось с вами, Пэлпропом и тем несчастным?

-С нами?- Легран странно усмехнулся.- С нами не случилось ровным счетом ничего. Просто вы, сударыня, можете видеть этот мир таким каков он есть на самом деле.

  Последний глоток стал мне поперек горла, и я принялась кашлять и задыхаться, щедро делясь последним глотком с начальством.

-В смысле?- отдышавшись уточнила я.

 Ну а вдруг я просто тугоухостью страдать стала? У меня же контузия.

-В смысле, то что вы привыкли считать нормой. отряхивая воду с рукава, раздраженно отозвался Легран.- Нормой не является. А в мире помимо людей существуют те, о ком принято говорить как о героях сказок или легенд.

    Я задумчиво взирала на мэтра, прижимая к груди пустой стакан. Потом протянула руку, проверяя нет ли у Леграна жара. Нет. Потом проверила лоб у себя. Тоже нет. Значит не жар……….

-Вы не знаете, где доктор хранит справочники?- задумчиво протянула я, оглядываясь по сторонам.

-Зачем это вам?- удивился мэтр.

-Должна же я знать на какой стадии шизофрении нахожусь.- с истеричным смешком отозвалась я.

-Вы не сошли с ума, Лиарель.- устало вздохнул мой директор.

-Готова с вами поспорить.

-Погибший в парке, был оборотнем, убившим тех несчастных девушек, о которых писали газеты.- спокойно и ровно сообщил Легран.

  О!! Мне не нужен справочник, мне нужна веревка, кляп и парочка крепких парней- санитаров. Где же вы ребята? Вас тут ждут не дождутся.

-Оборотень?- спокойно уточнила я.

   И так же осторожно, дабы не делать резких движений отодвинулась от мэтра. Дальше. Еще дальше. Оп, спинка кровати. Какая жалость.

-Да. Мы с Пэлпропом и его дочерью выманили его сюда. следя за мной, принялся излагать Легран.- Микки служила приманкой, но увы, более аппетитной убийце показались вы.

    Я задумчиво вертела в пальцах стакан и тупо таращилась на пиджак Леграна. Итак, мэтр не только убийца и живодер, он еще втравил в это дело ученицу школы и ее отца. О небо, куда я попала и когда меня уже увезут отсюда? Всю нашу с Леграном беседу я то и дело косилась на дверь, ожидая когда в ней появиться Флинн со своим неизменным шприцем и объявит, что мне пора просыпаться. Но видимо я этого не дождусь.

- Лиарель.- мэтр снова схватил меня за плечи и заставил на него взглянуть.- Не знаю как, но вы получили магический дар, который дает вам возможность видеть сквозь личину. Теперь для вас не осталось тайн в этом мире, вы видите тех, кто жил в нем с самого начала, но вынужден скрывать свой истинный облик.

-Я маг?- я уже даже удивляться устала.- Но как такое возможно?

  Никогда не думала, что буду сидеть и обсуждать подобную чушь с серьезным видом. И с начальством.

-Есть всего несколько способов получить магический дар.- откидываясь спиной на изножье кровати, продолжил мэтр.- Самый простой получить его по наследству. У вас в роду были ведьмы?

-Была двоюродная тетка, которую так называли.- пожала я плечами. Но там дело скорее в характере.

  А что мне остается? Я на грани истерики, и единственный известный мне способ совладать с ней, это юмор.

-Хорошо.- уголок губ мэтра дернулся, в страной пародии на улыбку.- Есть случаи когда силу маг дарил своему приемнику, или ее получали по средством обряда.- продолжал мэтр.- Вам дарили или вы находили странного вида кольца, кулоны, браслеты?

-Мэтр, я с трудом нахожу дорогу к койке по вечерам. –вздохнула я.- Нет, я ничего не принимала в дар и ничего не находила.

-А в момент взрыва?

-Что в момент взрыва?

-У вас не было странных видений, ощущений?

-Кроме того что я умерла?- проснулась во мне, дремавшая доселе язва.

   Я задумалась, вспоминая тот странный сон, что видела пока лежала под завалами шкафов и побелки. Пришлось подробно пересказать Леграну свой сон во всех подробностях. Судя по лицу мэтра, вопросов у него стало только больше.

-И?- уточнила я, закончив излагать сюжет своих галлюцинаций.

-Видимо в момент вашей смерти, дух сумел впитать крупицу чужой силы.

-Это как?

-Сила, это часть мироздания, как и душа.- развел руками мэтр.- Они не умирают, а просто остаются во тьме, ожидая своего перерождения. Вы умерли на краткий миг, так что ваше воскрешение вполне смахивало на рождение. А подходящая сила просто нашла нужное ей тело. От того маги в большинстве своем наследственные. Для силы нужно определенное тело, с определенными параметрами.

-И что за сила у меня?

-Понятия не имею. –пожал плечами Легран.- Это зародыш. Он только осваивает новую оболочку. Вы как новорожденный маг, даже дышать человек начинает не сразу. Вот и силе нужно окрепнуть.

- И что мне теперь делать?

-Жить. И по возможности не вопить на каждом повороте что у кого –то есть рога или хвост. Это усложнит вашу жизнь.- и мэтр снова улыбнулся. Странная перемена.

-Кстати про рога………..

-Дались они вам. нет перемены в Легране мне померещились.

-И все же, кто такой Пэлпроп?

-Фавн мэса. –охотно ответил мэтр.- И супруга и все семеро его дочурок. Все фавны. И у всех рога.

-Чудно…….А вы выходит маг?

-Выходит.- благодушно кивнули мне.

-А какой? –я уже вошла во вкус и во мне так же проклюнулось любопытство.- Светлый или темный?

В детстве я провела не один час за книгами. А что делать если мой унылый досуг скрашивали полки с книгами и старенькое фортепиано? А еще вид за окошком, возле которого я сидела в кресле, не имея сил даже нормально пройтись по комнате. Отец и мать старались уделить мне любую свободную минутку, но как не старайся, помимо меня у каждого была куча дел и обязанностей. Вскоре я привыкла быть одна, и мир книг почти полностью заменил мне реальный. Я жила в «книжных» городах, дышала их воздухом и любовалась архитектурой.

  Я перечитала прорву легенд и сказок. Эпосы, романы, детективы я заглатывала их как кашалот планктон. Что же, такое увлечение романтикой и сказками помогло мне забыть о боли и своей ущербности, позволяя окунуться в выдуманный мир. Увы, это обернулось для меня излишней наивностью и доверчивостью. А это редко играет во благо тем, кто живет в мире реальном.

-Все же вы не безнадежны.- хмыкнуло начальство.- Сказки читали………Только это миф. Магия цвета не имеет. Это всего лишь сила.

-Но как же злодеи……….и темные маги?

-А как же живодеры и убийцы?- парировал мэтр, сложив руки на груди.- Магия как оружие, нет плохой и хорошей силы, как нет доброго и злого оружия. Один и тот же клинок может как нанести удар отнимая жизнь, так и отбить нападение, жизнь спасая. Любую силу окрашиваем мы сами и наши мотивы.

   Я задумалась, неспешно ворочая извилинами, и осмысливая услышанное. Голова опять начала гудеть, усталость пришла на смену нервной дрожи, и чувство было таким, словно я с утра до ночи разгружала вагоны.

-Ложитесь спать Лиарель.- вставая с кровати, предложил Легран.

-Да я сегодня уже не засну.- зевая в кулак, промямлила я.

  Сказала я и зевнула снова. Потом еще раз, а потом почувствовала, как меня укладывают в постель. Я напряглась, когда Легран осторожно набрасывал мне на плечи одеяло. Подождала, последует ли за этим подушка на лицо. Нет. Ну и славно, и я со спокойной совестью уплыла в мир грез.


читать далее

Сайт создан с Mozello - самым удобным онлайн конструктором сайтов.

 .